Собачьи кучки на просторах Родины

Убрать за собакой на прогулке… Фи, фу! А так ли фи и так ли фу? К доброму делу ассенизаторства с четвероногим другом, как ни странно, быстро и легко привыкаешь. Оно входит в привычку, а привычки имеют свойство приносить удовлетворение. Расскажу, как я пришел к этому, какова моя техника и в чем кроется личное удовольствие, помимо общественной пользы. Обещаю: никакого морализаторства. И не дай мне бог, кого всерьёз задеть или обидеть. Убирать или не убирать – каждый решает сам. Но изложить свой взгляд целесообразно: кто-то задумается, а тот, кто уже задумывался ранее, быть может, перейдёт к действиям… Или призадумается еще больше.

За первым французским бульдогом – тигровым Чаком, несгибаемым бойцом, умницей и аристократом, которого часто величали Профессором, я, как и почти все российские «собаколюбы», на прогулках не убирал. Да, я знал, что горожан бессобачных это злит. Да, беспризорные фекалии распространяют инфекцию и глисты. Даже почва плохо переносит возрастающую нагрузку: удивительно, но и для нее ежедневные кучки не столь безобидны, как принято считать в широких кругах. Но при жизни Чака все эти мои знания так и не трансформировались в добрые дела.

Чака-Чакачка прожил долгую жизнь. Его смерть оглоушила звенящей пустотой, которую я уже через три недели, с опаской и сомнением, стал заполнять преемником Чака – малышом Ирбичкой. Первые полгода малыш, как и Чаки, оставлял непристойные кучки где придётся. Я стал замечать, как же много нас развелось – владельцев какающих собак, напрягающих и без того напряженных людей вокруг себя. Как заявила одна разгневанная интеллектуалка, «после вас кругом мины замедленного действия». Да уж, сплошные минные поля в городе-герое Москве… Инфекционно вредоносными они могут оказаться даже для наших дорогих четвероногих, не приспособленных Творцом к опасностям скученного бытия. Так для того наша любовь и интеллект… вроде бы.

Как-то покупая очередную игрушку своей Игрушке, обратил внимание на пластмассовые совки. Но представил себе, как быстро совок загрязнится – фу, фи! Однако мысль заработала в нужном направлении. Меня осенило, что на совок можно натягивать простенький полиэтиленовый пакетик. Он должен быть побольше размеров совка, чтобы легко снимался, выворачиваясь внутрь вместе с продуктом жизнедеятельности. Пакет надевается на совок заранее, чтобы успеть его вовремя подставить. Коли не успел – не велика беда, можно загнать фекалии на запакетированный совок ближайшей палочкой, веточкой или чем еще. Я изучил расположение окрестных мусорных баков (в урны стараюсь не бросать – кому-то доставать), несу пакет к ближайшему баку и бросаю с чувством выполненного долга.

Довольно быстро я пришел к тому, что совки в этом деле излишни. Всю операцию можно гениально упростить и не брать с собой лишних предметов. Кстати, помимо совка существует ужасающее изобретение в виде гигантской прищепки, разевающей при нажатии «пасть» для фекалий. При таком заборе груза прямо с земли пакет, в который затянута «пасть», пачкается и воняет. Дурацкую прищепку сразу забраковал.

Уборка за питомцем становится привычкой, а вовсе не стремлением возвыситься в собственных глазах или в глазах окружающим. Их оценка становится делом десятым, куда весомее удовольствие от своих добрых привычек. Тем более, что со стороны чего только не услышишь. Вот недавно, только мой Ирбис уселся под деревом, а я подложил газету, к нам подошел пудель, а с ним уже немолодой фамильярный собачник. Ирбис завершил начатое, я привычно свернул газету, а незнакомый мудрец, глядя на нашу, мягко говоря, не чайную церемонию, молвил речь: «Убирать надо только с асфальта. И то просто разбросать дерьмо в разные стороны. Убирать с земли – глупо, с нее ж само всё на хрен смоется». В общем, совет в духе офицерской логики: если солдат жалуется, что болит голова, надо ему объяснить – чему ж там болеть, это ж кость!

Ладно, вернусь к технической стороне дела. Потеряв второй совок, я упростил нехитрое дело. К тому времени привычка убирать на улице стала «неотвратимой», как мытьё лап после прогулки. Теперь при выходе с собакой из подъезда беру рекламную газету, которая аннулирует возню с совком и пакетами. С газетой куда проще – подойдет любое печатное слово, но лучше какое-нибудь идиотское или рекламное: тогда чувствуешь, что приносишь обществу двойную пользу. Ушастого надо вывести на поводке, чтобы вовремя подложить сложенную вдвое газету. Надо следить за любимцем – они бывают в этом деле непоседливыми. Если он и вы промахнулись, есть варианты: а) взять в руки палочку и загнать противную кучку на газету; б) оставить всё, как есть, но тогда останется и осадок от неудачи.

Газета с добавленным содержанием аккуратно складывается и транспортируется в ближайшую помойку. В случае второго «бомбометания», например, по дороге к помойке: а) та же газета раскладывается и вновь складывается с прибавлением; б) при выходе из подъезда берутся две газеты.

Немало людей с собаками и без подходили ко мне и высказывали своё восхищение. Один товарищ восхитился прямо с балкона, оказывается, давно наблюдал. Но лишь несколько последовали примеру, а сам я никого не воспитывал. Изменить можно, прежде всего, себя и через это слегка изменить мир. Если же таких «слегка» накопится, мир заметно улучшится.

Счастливые обладатели какающих четвероногих друзей никак не возьмут в толк, что времена давно изменились: когда-то собак в городах было немного, потом их стало много, теперь очень много. И либо мы поможем своим любимцам не загрязнять города, либо их и нас сживут со света разгневанные горожане. И правильно сделают.

В «тематических» разговорах с собачниками – на улице или в интернете – часто возникают скользкие вопросики. Многие оправдывают свою нерадивость тем, что замечательный питомец делает это не на тротуаре или тропинке, а в сторонке. В какой такой сторонке?! Тут вам не тайга и не джунгли Амазонки – нас много, сторонок мало. А вспомните весну, когда все потечёт. Как ни крути, а изгадить укромные местечки Родины – не лучшее дело для доброго россиянина.

А что делать с лужицами? Предлагаю их игнорировать, это выше наших возможностей, да и ущерб не велик. Отношения с согражданами портят именно кучки, а не лужицы.

Для самооправданий вспоминают и о том, что «один в поле не воин». В таких случаях отвечаю: делай, как должно, и будь, что будет. Я в грязном деле, по крайней мере, не участвую. На самом деле сдвиги в массовом сознании все равно идут, только медленно. Своим примером мы можем чуть подстегнуть цивилизационный процесс. Но лично я больше думаю не об ускорении цивилизации, а о собственной чистоте – физической и душевной. Всё, друзья, тема исчерпана, а милейшему Ирбису пора на прогулку.