Андрей Бабушкин предлагает обсудить работу МЧС во время пожара на Алтуфьевском шоссе

Андрей Бабушкин, заместитель председателя Московского "ЯБЛОКА", член Совета по правам человека (СПЧ) при Президенте РФ, направил письмо Председателю СПЧ Михаилу Федотову. В письме правозащитник сообщает о фактах непрофессионального и равнодушного поведения сотрудников МЧС по отношению к пострадавшим на пожаре. Андрей Бабушкин предлагает провести специальное заседание Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека по работе МЧС России.

Напомним, что пожар начался утром 27 августа в одном из складских помещений административно-складского здания типографии ООО "Печатный экспресс", расположенных по Алтуфьевскому шоссе в Москве, и распространился по всей площади четырехэтажного здания. В ходе ликвидации пожара были обнаружены тела 16 человек, четверо были госпитализированы. Позже в больнице скончалась одна из пострадавших. Одна из погибших была несовершеннолетней. Большинство погибших - девушки 20-25 лет

Приводим текст письма полностью:

Председателю Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, советнику Президента России

М.А. Федотову

Уважаемый Михаил Александрович!

27 августа 2016 года примерно в 13.00 дня ко мне поступила информация о трагедии на полиграфическом предприятии, расположенном по адресу Москва, Алтуфьевское шоссе, д. 5, на территории, где я являюсь депутатом Света депутатов района Отрадное. Согласно предварительной информации, в результате пожара погибло 17 человек, которые, по информации Первого канала, якобы проживали на предприятии.

По прибытии на место происшествия я, опросив очевидцев, установил следующее.

Между 7.00 и 8.00 часами утра на предприятии и происходила пересменка. Перед проходом в цех работники, являвшиеся гражданами Киргизии, заходили в раздевалку, расположенную на 4-м этаже и имевшую окно в стене, обращенной к р. Лихоборка. Примерно в 7.30 в лифтовой шахте на первом этаже начался пожар, в результате чего дым проник в раздевалку и находившиеся в раздевалке люди стали задыхаться. Для того, чтобы воспрепятствовать проникновению дыма, находившиеся в раздевалке люди, закрыли дверь и получили шанс для того, чтобы их могли спасти.

Однако прибывшие на место пожарные машины не приступали к тушению пожара, объясняя это тем, что «ждут команды». Покинувшие здание работники - а это было около ста человек – стали упрашивать сотрудников МСЧ приступить к тушению пожара, а получив отказ, стали просить дать им лестницы, чтобы они спасли погибающих. Однако сотрудники МЧС категорически отказались это сделать. Не была предпринята ни попытка эвакуировать погибающих из окна по лестнице, ни развернуть под окном батут, чтобы они смогли спрыгнуть. Данное обстоятельство подтвердили все опрошенные мною очевидцы.

Некоторые из них утверждали, что трое работников смогли покинуть раздевался через окно и забраться на крышу.

На момент моего прибытия в 14.00, около места происшествия находилось более 30 автомашин скорой помощи, полиции и МЧС. Покинувшие здание рабочие стояли на солнцепеке на площадке перед предприятием. Ни палаток для работы с ними, ни столов, ни скамеек, ни питьевой воды, ни питания не было. Из 15 опрошенных лиц, обнаруживающих внешние признаки стресса, только один сообщил, что с ним работал психолог.

В связи с царящим на месте происшествия хаосом и отсутствием признаков выполнения сотрудниками МЧС своих обязанностей, я стал искать старшего от МЧС. Узнав, что тот находится на территории предприятия я через ворота прошел во двор и сообщил ему о том, что оказание помощи выжившим пострадавшим не организовано. Внезапно ко мне подошли начальник полиции УВД СВАО полковник Ш.М. Сибанов и мужчина в штатском. Мужчина в штатском стал истерично кричать, чтобы посторонних «убрали» с места происшествия. Я объяснил истерику, что место происшествия находится на 4-м этаже, во дворе скрывать СК и полиции нечего, а я являюсь депутатом Совета депутатов Отрадного и членом Совета при Президенте России. Истерик представиться мне отказался, слушать меня не стал, а сотрудник полиции по команде Сибанова с применением физической силы стал выталкивать меня с того места, где я общался с руководящим сотрудником МЧС по поводу бездействия МЧС. Личность истерика мною до сих пор не установлена, но судя по недопустимой манере общения и высокомерию, он является работником СК РФ. Вместе с тем среди сотрудников СК РФ на месте происшествия были и адекватные люди: вместе с заместителем руководителя СУ ГСУ России по СВАО Гдляном М.Т. я вышел за ворота.

О царящем на месте происшествия хаосе я хотел проинформировать дежурную часть Управления МЧС по г. Москве, однако телефон 8-495-636-37-38 не отвечал, а телефон 8-495-636-37-39. Через дежурную часть ГУ МВД по г. Москве я смог, наконец-то, дозвониться до дежурного по МЧС и проинформировать о бездействии сотрудников МЧС на месте происшествия.

По прибытии на место в 17.00 я обнаружил, что ничего не изменилось. Подавленные и опустошенные работники прятались от солнца в тени забора. Я разыскал психолога МЧС и попросил ее оказать помощь тем, кто находится в состоянии стресса, однако она сообщила мне о том, что чудес делать не умеет и тут же вступила в пререкания с представителем диаспоры. Я был вынужден в категорической форме потребовать от психологов, чтобы они приступили к оказанию психологической помощи тем, кто в такой помощи нуждается.

Представители землячества жаловались мне на грубость со стороны отдельных сотрудников, которые угрожали работникам предприятия, находящихся в состоянии стресса, неприятностями, если те не дадут показания.

Купив минеральную воду для пострадавших и доставив ее на место происшествия, я покинул место.

Считал бы необходимым:

  1. Предложить Мэру Москвы С.С.Собянину объявить 29 августа 2016 года в Москве траур по погибшим.

  2. Проинформировать об изложенных фактах Министра МЧС России, председателя СК РФ, начальника ГУ МВД по г. Москве, а также председателя Общественного Совета при МЧС.

  3. Провести специальное заседание Совета по работе МЧС России.

 

 

 

 

 

 

Comments system Cackle